Может, это минус наш, но мы заняты в первую очередь музыкой и почти не заняты ее представлением

Естественно, когда мы подумали про оркестр, то не могли ее не позвать. УЧАСТНИКИ ПРОЕКТА СБПЧ О ПЕСНЯХ АЛЬБОМА «СБПЧ ОРКЕСТР» Александр Зайцев: СБПЧ оркестр стал логическим продолжением нашей (Ёлочных игрушек) с Кириллом Ивановым (СБПЧ) концертной истории. Доктор Хаус” Александр Зайцев: Как мы “на слух” познакомились с Константином Зайцевым на московском концерте, так же “на слух” мы познакомились с Митей Гольцманом на питерском концерте оркестра.

Илья Барамия: Эта песня переделывалась и изменялась больше, чем другие. Кирилл Иванов: Это песня на текст моего друга, поэта и кинокритика Васи Степанова – он же написал текст песни «Икеа» с первой пластинки. 16-ти этажка” Александр Зайцев: Миша Феничев в свое время и познакомил нас с Кириллом, мы часто выступаем вместе, поэтому когда возникла идея широкой коллаборации, он был первым кандидатом.

Может, это минус наш, но мы заняты в первую очередь музыкой и почти не заняты ее представлением

Мне очень хотелось, чтобы, то что он написал после песни “Письмо” услышал кто-то еще. Я попросил его спеть песню “Люди-васильки”, а потом мы просили остальных участников дописать музыку.

Рождество” Александр Зайцев: Когда мы уже практически заканчивали работу над альбомом, Кирилл принес новый текст, жесткий даже по меркам альбома, на котором уже есть песни “Овощи” и “Уебища”. Илья Барамия: Странное сочетание жесткости и мягкости в тексте и огромный, “пустой” звуковой объем песни перекликается с первым треком на альбоме. Так, в принципе, было и раньше, на первых альбомах.

Рябинок» танцуем второй год, танец — чудо как хорош! (и детям, и нам нравится, когда слова в песне подсказывают движения) «Лягушки» — прелесть, забавные! Пусть на островке всегда будет тепло, солнечно и много друзей! Подпушь — то же, что и подпушка; пушок под чем-либо. А то захочет..ся ей показать своё умение. Стремительно взлетит к самой верхушке дерева и исчезнет. На два” Александр Зайцев: Основной состав участников сформировался спонтанно, на концертах в ГЦСИ и Цоколе.

Мне написал незнакомый человек, что он играет на гитаре, хочет участвовать, пришел, принес с собой гитару, процессоры и комбик. Они настолько хороши, что мы использовали их практически во всех песнях. Сочинил эти партии мой однофамилец Константин Зайцев. Она не получалась сначала – мы хотели воспроизвести то как она звучит на концерте, но в записи оказалось, что она совсем теряет все хорошее, что возникает на концерте.

Для альбома мы использовали текст, который Миша писал в свое время для балета, но в балете мы использовали другой текст, а с этим долго не знали что делать. Илья Барамия: Мне очень нравится этот Мишин текст, т.к. он лишен обычной для него тяжеловесности – не длинная законченная история, а короткая (для 2H Company) зарисовка. Кирилл Иванов: Я придумал припев («Все, что не убьет меня – все хуйня…»), гуляя по Петроградской стороне в Петербурге.

Реальность” Александр Зайцев: Еще одним человеком, которого Кирилл хотел слышать на альбоме, был псковский рэпер Ларик Сурапов. Он прислал нам текст, начитанный на какую-то старую вещь Ёлочных игрушек, что мне очень не нравилось, т.к. я хотел чтобы этот альбом был максимально не-электронным.

Сейчас многие музыканты пускают интернет и в само творчество, напрямую вдохновляясь тем, что есть в сети. Вы что об этом думаете?

В конце концов, я придумал выстроить их как историю пациента на приеме у врача, вместо электронной подкладки быстро наиграв гибрид босса-новы с дворовой песней. Это конечно получилось грубовато, в Стасовском духе, но зато теперь он как-то логично заканчивался. Когда родилась идея “дворовой песни” я попросил Сашу привезти из дома акустическую гитару, на которой собственно все и записано. Я сразу понял, что ритм записанный постукиванием по гитаре создаст очень хорошую мягкую атмосферу, в которую очень естественно впишутся оба (Стаса и Ларика) голоса.

Мы разместили его в зале на самой галерке, т.к. на сцене места не было, и сказали, что он может играть, что захочет. Я совсем немного изменил Васин текст. В каком-то смысле, «На два» – самая страшная песня на альбоме. Илья Барамия: В песне использован звук синтезатора PPG, который мы Сашей записали еще в Лондоне в 2006 году и с тех пор безуспешно пытались использовать эту уникальную фактуру. СБПЧ Оркестр» — это перемена мест слагаемых, при которой меняется уже даже не сумма, а система счисления.

Читайте также:

Читаем еще: